Старое прошло.Приговор

конец земной жизниБольничная палата, дождь за окном, серый весенний день. Состояние — «куда хуже?» Всё тело болит, не слушается, постоянные капельницы, уколы, таблетки.
Острый больничный запах, соседи по палате, учат жить…
Моим соседкам за 50, у них уже взрослые дети, и в отличии от меня они нормально говорят и самостоятельно ходят, как-то живут. В моем нынешнем состоянии их комментарии противны до тошноты…, помолчали бы вы сударыни…

Им за 50…, а что делать мне, в мои 20, с полуторагодовалой дочкой на руках, с «человеком», что издевается надо мной и считает меня притворщицей?!

Ещё год назад я была молодой мамочкой, уверенной в себе, здоровой. Вовсю была озабоченна повседневной жизнью: работа, дом, маленькая доченька, друзья, походы по магазинам. В общем всё как у большинства моих знакомых. Жила не хуже других, «по стандарту», тому самому, которым нас с малых лет пичкают с экрана телевизора, со страниц глянцевых журналов, на улице, так называемые «друзья» и.т.д.

Год больниц, обследований. Мне все хуже и хуже.

Пятница. Утренний обход.Лечащий врач задерживается.

На этот раз я в больнице недолго, лишь десятый день, но меня знают и слышат все больные и медперсонал неврологического отделения. Мой истерический плач и вой невозможно остановить никакими утешениями. Нервы сдали совсем, любое слово сожаления в мой адрес вызывает затяжную истерику, и этому нет конца.

Лежу под капельницей, нестерпимо хочу в туалет. Наконец появилась долгожданная медсестра, еще 4 укольчика в вену, витаминчиков в попу, которая стала похожа на решето, и я свободна. Теперь стоит сложнейшая задача , добраться до вожделенного унитаза, что в конце больничного коридора. Но, сначала нужно выбраться из пятиместной палаты а моя койка возле окна, то бишь самая дальняя от двери. После процедур я в прострации, головокружение, тошнота…
Сдвигаю левую ногу с кровати, рукой как -то тяну правую. От помощи соседок по палате, раз за разом отказываюсь,
они ко мне относятся с большой осторожностью, знают, что в случае неправильных действий, весь их тихий час они будут слушать мой истерический плач, который можно остановить лишь через полтора — два часа укольчиком анальгинчика с димедролом. С третьей попытки ноги на полу. Минут десять обуваюсь в тапочки, опираюсь на подоконник, и вот я стою… Равновесия не держу, болтает во все стороны. Вдоль окна, мелкими шажками к соседней кровати, оттуда продолжаю движение по кроватным поручням, еще через 10 минут стою обнявшись с дверью, ноги трясутся… Осталось всего ничего — 20 метров коридора, а поспешить уже надо бы… Рвусь вперед…, рука срывается с опоры и я лечу со всего разгона, болтаясь подобно пьянице от одной стены к другой… Чуть не влетела в окно, замерев в паре миллиметров от стекла. Из палат уже никто не выходит, медперсонал «не летит» ко мне, все привыкли. Несколько секунд и я, чудом уцелевшая, держусь за спасительный подоконник, повезло…
Вот оно, долгожданное отхожее место. Описывать процесс происходивший в туалете не буду.Те, кто был в подобном физическом состоянии — поймут, а кто не был , тому никогда не пожелаю. После «похода», умываюсь, нужно чуточку времени, чтобы придти в себя. Наконец возвращаюсь в палату, тихонечко, не спеша, по стеночке. Слышу голос лечащего врача… Приближаюсь, называют мою фамилию… Медсестра что-то спрашивает по поводу меня. Четкий, как приговор, ответ доктора: «Выписываем, все равно долго не протянет. Три — четыре месяца. Больных только пугает, держать ее тут дальше бессмысленно.»
Стало сложно дышать,хочу вдохнуть,ловлю воздух,а его как будто нет… Не помню как добралась до кровати. Очнулась, мама собирает мои вещи… Всю дорогу домой я истерически плакала, в изнеможении не могла выдавить из себя хоть одно слово.
Жизнь закончена…!
могила

Share this post:

Похожие записи

Добавить комментарий